Сегодня: 24.07.2017

Беспредел в тюрьме

21 июня 2017 года. №25
Сотрудников колонии УКА 168/3 подозревают в жестоком издевательстве над осуждённым, который утверждает, что его били головой о стенку, а потом растягивали, приковав наручниками между решётками камер. 

пытки в колонии1.JPG
ЗАДЕЛ ЗА ЖИВОЕ.
 В понедельник начался суд над тремя сотрудниками колонии, которых обвиняют в пытках осуждённого Султанбека НУРЖАНОВА.
17 марта 2016 года 32–летнего Султанбека перевели в УКА 168/3 на срок 1 год и 4 месяца на основании ст.96 УИК РК.
11 марта этого года в 9 утра на КПП колонии–поселения собрались осуждённые, которые работают по договору в разных местах города Актобе. Среди них был и Нуржанов, который, находясь рядом с КПП, следил через дверь за движущейся очередью.
– Я боялся опоздать на работу, – говорит Султанбек. – Только подошёл поближе к окошку в двери, чтобы посмотреть, как продвигается очередь. В это время ко мне подошёл начальник и с насмешкой сказал: «Кто пасёт, тот… сосёт». Мне это не понравилось, но я сдержанно сказал: «Гражданин начальник, зачем вы так говорите?». На что тот сразу разозлился, стал кричать, что я дерзко себя вёл, и в грубой форме приказал пройти за ним. Я испугался, так как он вёл себя неадекватно. Тогда он схватил меня и поволок в сторону туалета.
Оскорблённый начальник контролёрского отдела Даулет БАЙМАНОВ, удерживая одну руку заключённого, схватил его, чтобы затащить в шлюз, расположенный между КПП и административным зданием штаба. Там, как утверждает пострадавший, беспредельщик несколько раз ударил его головой о стену. 

КТО В ДОМЕ ХОЗЯИН?
 На этом сотрудник колонии не остановился. Продолжая бить Нуржанова головой о стену и деревянную дверь, заключённого доволокли до комнаты туалета на 1 этаже штаба. Туда, со слов обвинения, подошли и другие сотрудники колонии, среди которых был Гумар ЕРЖАНОВ, который в руках держал камеру, но Нуржанов не уверен, что она вообще была включена.
Дойдя до туалета, Ержанов и Байманов пытались надеть на заключённого наручники и определить его в дисциплинарный изолятор, где хотели произвести пытки над молодым человеком, чтобы показать ему, кто тут главный.
Но им помешал начальник колонии–поселения, который запретил издеваться над парнем, а забрал Нуржанова, направив избитого на склад, где тот работал.
Но Байманов не успокоился. Через оперуполномоченного Ержанова начальник контролёрской службы вызвал Султанбека обратно в штаб. Там на него снова надели наручники и повели в ШИЗО. Дежурным Байманов сказал, что все действия согласованы с руководством. Однако никаких постановлений от руководства на заключение Нуржанова в штрафной изолятор не было.
Там осуждённого переодели в одежду оранжевого цвета. В камере остались Даулет Байманов, Гумар Ержанов и Дамир СУХАШЕВ. По предварительному сговору сотрудники колонии решили причинить физические и психические страдания Нуржанову. Сотрудники колонии разогнали всех осуждённых по камерам.

НАКАЗАНИЕ БЕЗ ПРЕСТУПЛЕНИЯ.
 – На меня надели сначала одни наручники и приковали ими к 7–й камере с левой стороны, а другими наручниками приковали к открытой двери 8–й камеры, – говорит в зале суда Нуржанов. – Когда закрывали дверь 8–й камеры, на меня давили в другую сторону, было очень больно. Видеокамеры они прикрыли с помощью первых железных дверей, решётчатые были вторыми – внутренними – ими меня и мучали. Я очень сильно кричал. Из–за своего голоса не сразу услышал, как из соседних камер стали ругаться девушки, чтобы отпустили меня. Байманов продолжал давить на решётки, а я уже был обессилен от боли.
Двое других сотрудников наблюдали за происходящим и иногда успокаивали других заключённых, находящихся в изоляторе. Потом от измученного заключённого требовали под диктовку написать объяснительную, где он должен был указать, что не имеет никаких претензий к тому, что произошло.
Но после отказа Байманов приказал своим помощникам принести тряпку и затолкал её Нуржанову в рот, чтобы того не было слышно при пытках. Начальник бил заключённого в живот и грудную клетку. После замечания начальника учреждения по оперативной работе и режиму, издеватели решили прекратить пытки и поместили заключённого в другую камеру, где посоветовали ему подумать, прежде чем жаловаться на них. Нуржанов, воспользовавшись моментом, когда Байманов уйдёт, попросился в уличный туалет. Пока контролёр и оперуполномоченный смотрели в другую сторону, Нуржанов забрался на ограждение и выпрыгнул за территорию колонии. 

ПОБЕГ ВО СПАСЕНИЕ.
 – Когда я сидел там, в камере, после ужасных пыток, я понял, что мне нужно бежать, – говорит потерпевший. – Иначе меня тут сделают инвалидом. Я попросился в туалет, который находился на улице. Пока контролёр с оперуполномоченным отвернулись, я выбежал из туалета и прыгнул через 4–метровое ограждение. Я сам не знаю, как так произошло. С той стороны был сугроб, в который я и свалился. Но никакой колючей проволоки не было, так что мне ничто не препятствовало.
Когда бежал из колонии, встретил парнишку, попросил у него телефон, позвонил маме и всё ей рассказал. Она сказала, что скоро приедет, а пока попросила переждать у тёти дома. Я остановил «Газель», объяснил водителю, что произошло. Да по мне было видно. Водитель помог мне переодеться в гражданскую одежду, которая у него валялась в кузове, и довёз прямо к дому родных. Я знал, что меня там найдут, поэтому быстро записал на видео всё, что произошло со мной в колонии. 

НАПИСАЛ ПРЕДСМЕРТНУЮ ЗАПИСКУ.
 – Приехала мама, и мы обратились в прокуратуру в тот же вечер. Туда приехал мой начальник Метанов. Там написали все объяснительные, и меня забрали обратно в колонию. Они стали объяснять, что Байманов просто горячий парень, и не надо было его доводить. Просили прекратить разбирательства и отказаться от судмедэкспертизы. Я даже стал подумывать над их предложением. Но когда они снова стали мне угрожать, что могут меня наказать за всё, что я сделал, я понял, что если откажусь, меня снова посадят в изолятор, и уже никто мне не поможет. Я написал предсмертную записку, на всякий случай…
Нуржанов утверждал, что на всех этажах в колонии, возле каждого кабинета и внутри помещений установлены камеры. «Все всё видели, но никто не помог. Потом эти записи просто были удалены. Там каждый покрывает друг друга. Все заключённые боятся давать показания», – говорит Султанбек.
Нуржанову осталось отбыть срок в колонии–поселении чуть больше месяца. Парень надеется на правосудие. В суде Байманов и Ержанов свою вину не признают, а вот Сухашев вину признал частично, он не согласен с обвинением лишь по части сговора со своими коллегами.
Суд продолжается. 

Виктория ЛЯХОВА,
evrika@evrika.kz

 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Народный репортёр




Онлайн-трансляция

HTMLplayer
Agran
ТОО "СпецПром ЛТД"

Голосование

С 1 августа в Актобе собираются повысить цены на газ для населения на 13 процентов. Якобы, во всём Казахстане он дороже, чем у нас. Не жирно ли?



Количество проголосовавших: 26

АРХИВ ГОЛОСОВАНИЙ




Рика - рекламно-информационное коммерческое агентство
 Наш адрес: г. Актобе, ул. Ш.Уалиханова, 35
 Тел.: 8 (7132) 212 249;
 Факс: 8 (7132) 212 660
Яндекс.Метрика